Внезапный поворот в суде над киевскими «беркутовцами»

Внезапный поворот в суде над киевскими «беркутовцами»

Киев, 29 декабря.

27 декабря в Святошинском райсуде Киева озвучена информация, которая развеивает официальные клише и мифы и «мирном майдане». Председательствовавший судья зачитал отчет прокуратуры о пострадавших и погибших работниках милиции. И эта статистика бьёт не только по стороне обвинения, но и по всей сегодняшней власти, пришедшей на плечах «мирных митингующих».

Статистика против мифов

Александр Горошинский, один из адвокатов киевских «беркутовцев», которые долгое время находятся в Лукьяновском СИЗО, заявил во время судебного заседания, что обнародованная и зафиксированная информация является сверхважной и развенчивает несколько мифов, которые доминировали почти пять лет.

«Первое и главное: тезис Генеральной прокуратуры о том, что действия активистов были следствием действий работников правоохранительных органов. Это не так, поскольку первые потерпевшие были именно из числа правоохранителей. Во-вторых, два месяца, начиная с 24.11.2013 года по 19.01.2014 года, численное количество потерпевших правоохранителей превышает количество потерпевших активистов. Следующее. Развеян миф о том, что 30.11.2013 года были студенты, невинные, которые находились в палатках, а их снесли, побили. Почему? 30 ноября 2013 года среди сотрудников правоохранительных органов потерпевших 18 человек. А что это значит? Правоохранители, экипированные, с индивидуальными средствами защиты, — получают повреждения 18 человек», — говорит Горошинский.

Внезапный поворот в суде над киевскими «беркутовцами»

Адвокат задается вопросом: разве могли это сделать студенты, дети и т. п.? Конечно, нет. То есть очевиден тот факт, что 30 ноября 2013 года имела место реальная провокация реальных людей из числа гражданских, направленная на эскалацию конфликта.

Александр акцентировал внимание на статистике 1 декабря 2013 года. Численность потерпевших работников правоохранительных органов — 144 человека. Это почти в 2 раза больше, чем пострадало гражданских. Как видим, еще на начальной стадии майдана «мирные выступления» имели нескрываемый агрессивный характер.

Далее адвокат Горошинский обратил внимание суда на статистику 18 февраля 2014 года: среди правоохранителей 133 человека получили огнестрельные ранения. Гражданских с огнестрельными ранениями было меньше. Это указывает на то, что, безусловно, против сотрудников правоохранительных органов активно использовалось огнестрельное оружие.

Внезапный поворот в суде над киевскими «беркутовцами»

«Обращаю внимание на 20.02.2018 года. Среди правоохранителей: огнестрельные ранения — 63 человека. А главное, обращаю ваше внимание, что огнестрельные ранения работники правоохранительных органов получали на протяжении дня фактически до вечера 20 февраля. А это значит, что по правоохранителям, которые отступали, велся огонь из огнестрельного оружия довольно массированно. И обращаю внимание на конечные цифры. Среди правоохранителей 1036 — общее количество потерпевших. 210 получили огнестрельные ранения. Эти цифры, безусловно, говорят о том, что с сегодняшнего дня термин «мирный митинг» мы должны забыть. Никакого мирного митинга не было и не могло быть, поскольку действовали конкретные радикальные элементы с конкретными задачами и целями», — подчеркнул Горошинский.

Защитник отметил, что эта информация вносит коррективы в содержание и форму обвинительного акта.

Другой адвокат Стефан Решко добавил, что вопрос об этой статистике сторона защиты ставила еще в марте 2015 года. Суд обязал предоставить ее. Но предоставили только сейчас. Итоговая информация по пострадавшим: 1700 гражданских на 1036 правоохранителей. Решко считает: можно было бы говорить о мирном майдане, если бы на 1700 пострадавших гражданских приходилось 10-15 пострадавших правоохранителей. Но в данном случае речь идет о сопоставимых цифрах.

Внезапный поворот в суде над киевскими «беркутовцами»

Обвинение «поплыло»

Михаил Аброськин, отец бойца спецроты киевского полка «Беркут» Павла Аброськина, рассказал корреспонденту НА «Харьков» о промежуточных итогах судебного процесса. Он ходит на все судебные заседания и хорошо знаком с материалами дела.

«Заявленный следственный эксперимент — очередная пустышка. Проведение следственных действий на камеру рассчитано на людей, далёких от понимания. Есть явные грубые ошибки в геодезии. Есть подтасовки по баллистике, как в случае с погибшим милиционером Николаем Симисюком. Он погиб в 9:15, но прокуратура приписывает ему убийство евромайдановца, который погиб в 9:22», — сообщил Михаил Аброськин.

Отец обвиняемого «беркутовца» поделился и такой информацией: зачитаны результаты экспертизы гладкоствольного оружия по киевскому «Беркуту» (том 143, стр. 63-78), которая показала: заряды, изъятые из тел погибших, не подходят по химсоставу к данным стволам, в которых были только резинка и пластик. Экспертиза спецсредств не подтвердила привязки гаек, шайб, шариков. Баллистическая экспертиза по нарезному оружию до сих пор не проведена. Зачитаны все приказы всех командиров и начальников за время майдана. Преступных и незаконных не обнаружилось.

Внезапный поворот в суде над киевскими «беркутовцами»

«Один из прокуроров из дела вышел и уволился, хотя до пенсии ещё два года. Не выдержал. Интерес к заседаниям резко спал. «Пострадавшие» на заседания не ходят. СМИ тоже нас уже своим вниманием не очень жалуют. Наблюдается явное затягивание процесса. Сейчас перешли в стадию допроса свидетелей. Из 93 свидетелей обвинения суд отстранил 36. Еще 3 свидетеля — под легендой. Видеодоказательства у прокуратуры закончились.

Есть видео, которое снималось со сцены майдана с 8:00 и до начала штурма майдановцами. Там зафиксированы чётко позиция и применение охотничьих ружей, а также нарезного оружия майдановцами. Из 140 допрошенных пострадавших ни по одному эпизоду доказательств вины «Беркута» нет. Есть только версии прокуроров, ничем не подтверждённые. Они делают упор на статью 258 (теракт)», — завершает Михаил Аброськин.

Сергей Грозовский

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here