Вазген Авагян. Чем опасен даже справедливый бунт против своего государства

Для всех любителей надевать незамедлительно «жёлтые жилеты» и выражать свой улично-площадной протест, гневаясь на многие неправды правящей власти – хочу предложить небольшую информацию к размышлению. Не случится ли так, что пока воробьи дерутся – кошка словит и слопает и правых, и неправых?

 Этот вопрос в равной степени адресован мною и власти, и оппозиции. Наши скандалы, как бы остры ни были – происходят не в вакууме. Наши внутренние разборки окружены тёмным лесом из которого холодно блестят глаза многих хищников.

Опубликовал Вазген Авагян 

И для внешнего хищника правые и виноватые внутри страны – не правые и не виноватые. Они равным образом пища.

Был такой герой германской истории – король Генрих Птицелов (919-936 гг.). Ни у одного из германских или вообще европейских авторов я не встречал осуждения Птицелова, чего-нибудь похожего на вой о «сталинских репрессиях».

Генрих строил империю и убивал всех, кто мешает – для европейцев это понятно и очень просто. Что в случае Генриха, что в случае Черчилля, расстрелявшего тысячи французских пленных офицеров и организовавшего в Индии масштабный голодомор…

Средневековая история мне нравится тем, что она гораздо честнее новой истории. Авторы простодушно записывали всё как есть и не пытались лицемерить в ханжеском псевдогуманизме. То есть истребление они не называют «реформами» или «вхождением в цивилизацию», а честно именуют истреблением…

Так вот. Генриха Птицелова очень злили венгры. И Генрих решил дать им отпор. Собрал для этого армию, ввёл новый строй и новое вооружение. Но драться сразу с венграми Генриху было страшновато: они слыли непобедимыми хищниками. И тогда Генрих решил потренироваться на славянах.

Историк Иловайский так и пишет: «Прежде чем идти на венгров, Генрих испытал свои новые войска в войне со славянами, жившими за Эльбой».

Ну, понимаете? Сделал меч – и нужно в кого-нибудь ткнуть для проверки…

Генрих Птицелов обрушился на племя гавеллов, живших на реке Гавеле, взял их столицу Бранибор (Бранденбург), где потом и возникнет Берлин.

Среди славян, сообщает Видукинд, погибло до 200 000 человек. Тогда население всей планеты составляло лишь несколько миллионов – вообразите, какая это безумная величина для средних веков! Видукинд не прячется за фальшью современного Запада: «Не было никакой пощады, были только рабство и истребление».

Потом Генрих одолел венгров и вошёл великим героем в германскую историю, а имена тех, кого он истребил, поселившись поверх их трупов, предали навечно забвению.

Теперь самое главное: хорош или плох был вождь истребленных славян? Мы ничего не знаем о нём – и тем не менее мы твёрдо знаем, что он был плох. Потому что его народа не осталось в живых.

Что бы ни делали вожди этого народа – они были глупцы и неумехи. Может быть, они были кровавыми тиранами, а может быть – добродетельными гуманистами. Может быть, жестоко угнетали славян, а может быть (что более вероятно) – правили справедливо и благородно.

 Все обиды народа на вождя, вождя на народ ушли в общую братскую могилу. Никому уже не интересен общественный строй этих славян, и никто не станет его разбирать: неважно, как они жили, потому что они перестали жить.

Традиционное славянское свободолюбие – порождает людей сильных, гордых, с чувством собственного достоинства. Но сколько раз в истории традиционное славянское свободолюбие губило славян, не умевших железно, в обход всех взаимных обид и счётов, сплотится для отпора врагу!

 Славяне составляли большинство в Османской Империи и были там рабами – потому что сербы не могли договориться с хорватами, болгары с македонцами и т.п. Славяне составляли 3/5 населения Австрийской Империи и были там второсортной нацией, потому что чехи не умели договориться со словаками, поляки с русинами и т.п.

Повторяю: если народ погиб, то никому уже не важно, кто в его среде был прав, а кто грешен. Кто кого обворовал и почему брат встал на брата. Эти вопросы снимаются вместе с гибелью всего народа.

Сегодня возмущения несправедливостью власти очень сильны и весьма оправданы. Я и сам с удовольствием надел бы по примеру французов жёлтый жилет и побузил на улице, доказывая власти ее неправоту.

Но кроме всех гнусных проделок есть у власти одна неотменная функция, о которой многие забывают в мирное время. 

Власть держит фронт. Она – какой бы ни была – не даёт ворваться сюда Генрихам Птицеловам, которых потом на Западе никто и никогда осуждать не станет!

Это не шутка и не преувеличение. Людей всё больше, а планета-то не растёт! Борьба за землю, за ресурсы не ослабевает. Генрих Птицелов, решающий славянский вопрос – сегодня гораздо востребованнее на Западе, чем в Средние Века, потому что тогда людей было мало, а планета казалась большой.

Я понимаю возмущение россиян своими властями: оно отнюдь не лишено оснований. Но не забывайте и о глазах внешних хищников, которые пылают в ночи по периметру российских границ!

Как бы ни развивались события – каждый должен помнить неотступно: государственность – это жизнь.

Кроме жизни хорошей или плохой, справедливой или несправедливой – есть ещё небытие, не-жизнь, истребление. Любой, кто претендует на власть, должен поставить вопросы обороны от внешней агрессии и интервенции на первое место! Ибо не решив этого вопроса – социальные вопросы решать просто глупо.

Вы тут нарешаете, а они придут и всё сотрут – и решения ваши, и вас самих. Мы не знаем, насколько справедливы были к народу славянские вожди, уничтоженные Генрихом Птицеловом.

Может быть, они были очень справедливы, но это уже неважно, потому что они не сумели организовать оборону. Не сумели свободолюбивых славян собрать в железный строй. А Генрих сумел. Результат налицо.

И более всего меня пугает, когда во внутренних протестах в РФ звучит насмешка над «жупелом» внешней угрозы, или ощущается равнодушие к «этим геополитическим планам Кремля». Мол, зачем нам Сирия с Украиной, лучше дайте нам пенсии побольше…

Но есть закон жизни: не будет Сирии с Украиной, не будет и никаких пенсий! 

 Ибо не для того Запад ломает об колено государство Российское, чтобы райскую жизнь его простонародью обеспечить!

Не пенсии, не зарплаты, не социальный пакет принёс Генрих Птицелов славянам, а истребление. И никто в Европе, даже левые, даже Маркс и Энгельс – за многовековой германский натиск не покаялись!

Это нужно помнить. Раз никто не покаялся – значит, и доселе Европа считает действия Птицелова правильными.Вот и мотайте на ус…

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here