В том, что не достигнут максимум, – вина кыргызской стороны

В том, что не достигнут максимум, – вина кыргызской стороны

Владимира Путина в Бишкеке ждали с нетерпением и надеждой. Подготовительный визит главы МИД РФ Сергея Лаврова, граничащая с экспромтом встреча президента Киргизии Сооронбая Жээнбекова с российским коллегой в Сочи 10 февраля давали серьезную надежду на то, что в ходе государственного визита главы России может решиться многое для будущего республики. Предполагалось подписание контрактов об инвестициях в экономику Киргизии, активизация экономики страны в рамках ЕАЭС.

Насколько оправдались надежды? Есть ли основания говорить о прорыве в двухсторонних отношениях? Итоги визита В. Путина в Киргизию по просьбе «Ритма Евразии» подводит политолог Марс Сариев.

– Аналитики как-то осторожно подводят результаты визита Владимира Путина в Бишкек. Были большие ожидания и надежды, но, судя по сдержанным комментариям, не все вышло так, как ожидалось. Как бы вы оценили итоги визита российского президента?

– Конечно, это было важное событие для Кыргызстана. Если говорить об экономике, то достигнуты договоренности о совместной деятельности в горнорудной промышленности, сельском хозяйстве и других сферах. Счет идет на миллиарды. Это очень сильная поддержка для нашей маленькой республики. Плюс еще 30 миллионов долларов выделены Россией безвозмездно для поддержки бюджета.

Важна также продемонстрированная Кремлем политическая поддержка. Особенно сейчас, весной, когда у нас обычно наступает пора митингов и других форм социального протеста, инициируемых оппозицией.

Все это – огромные плюсы. Но, я полагаю, киргизской стороне можно было все же более эффективно воспользоваться предоставленным случаем обстоятельного общения с российским лидером и сопровождавшей его командой здесь, на киргизской земле. Но не случилось.

Все проекты, прорывные идеи были предложены российской стороной, а кыргызская сторона проявила себя несколько инертной. Из чего-то значимого можно отметить кыргызский проект по строительству малых ГЭС, и, пожалуй, все. Тут уместно сравнить с ситуацией в Узбекистане, с тем, что предпринимает президент Шавкат Мирзиёев по развитию узбекско-российских отношений, притом что эта страна не входит ни в ЕАЭС, ни в ОДКБ. Достигнуты договоренности о колоссальных инвестициях – за последнее время что-то около 6 млрд. долларов. Это итог встреч узбекского президента с российским.

Проблема в том, что у нас, в Киргизии, нет инновационных идей, нет людей, которые их могут породить. В противном случае результат мог быть совершенно иным.

– То есть проблема в людях, которые не сильны в экономике, не умеют мыслить стратегически?

– Именно так. Сталинские слова о кадрах, которые решают все, весьма актуальны на данном этапе. Киргизская сторона взяла минимум от этого визита. Хотя, как Узбекистан, могла взять в разы больше. Россияне ждали предложений по бизнес-проектам (только на межрегиональный форум с участием бизнес-кругов из России прибыло несколько сот человек), но по большому счету не дождались.

Но, повторюсь, продемонстрирована хотя бы политическая поддержка нашему президенту Сооронбаю Жээнбекову. Уже плюс большой.

– Ощущение такое, что киргизская сторона ждала, что ей предложат рыбу, а не удочки. Просто ждала и не предпринимала сама каких-то действий навстречу…

– Это, увы, нынешний уровень госуправления. Люди не блещут идеями, нет никакого новаторского подхода. Просто сидели и ждали, что приедет Путин и предложит инвестиции. Но вопрос, куда, в какие конкретно отрасли направить эти инвестиции? Вопрос повис. Таковы наши управленцы, застрявшие в реалиях вчерашнего дня. Психология советской эпохи, когда люди смотрели на центр и ждали оттуда решений.

– Получается, что Россия готова была выделить деньги, инвестировать их, но ответ куда – не получила…

– Все верно. И те предложения, которые сделала Россия – в горнодобывающую промышленность, сельское хозяйство, это – минимум. А виновата в том, что не достигнут максимум, именно кыргызская сторона.

– Министр экономики Киргизии Олег Панкратов заявил о 6 миллиардах долларов по инвестиционным проектам и экспортным контрактам. Это соответствует действительности?

– Не совсем. Здесь нужно отметить, что среди подписанных двухсторонних документов – большинство меморандумы. И когда мы говорим о миллиардных договоренностях и инвестициях, то говорим именно о декларациях о намерениях, а не о реальных контрактах. Россияне приехали со своим пакетом предложений, по которым и были подписаны лишь меморандумы. Конечно, есть и «живые» контракты, как, например, между нашим штамповочным заводом и российскими заводами по производству патронов. Но этого мало. При этом у России есть поле для маневра, а у Кыргызстана – нет. Как бы многое из подписанного не осталось на бумаге.

– А нужны ли инвестиции Киргизии? Ведь давно можно было разработать какие-то преференции для инвесторов из стран ЕАЭС, а не только требовать льгот и прочее в рамках экономического союза. Но об этом во время визита не было и речи…

– Конечно, у Бишкека есть свои интересы. Но, повторюсь, нет тех людей, которые могли бы их отстаивать. Как в данном случае, ловить подходящий момент. И опять в пример поставлю Узбекистан. Президент Мирзиеев весьма эффективно использует свои визиты в разные страны и визиты глав других государств в Ташкент. Все дело в человеческом материале. К сожалению, у нас наверху оказались те, кто в своем большинстве не способен на прорыв, кто просто не дорос до уровня стратегического мышления. Эти люди предпочитают тихо отсидеться, риск – это не про них, нет понимания ситуации, способности широким взглядом охватить проблему и начать поиск решений.

– Ректор МГУ Виктор Садовничий раскрыл «страшную» тайну. Оказывается, он шесть раз согласовывал открытие филиала МГУ в Бишкеке, но киргизская сторона все шесть раз сама же заваливала дело. При этом он сказал, цитирую: «Коллеги, обсудите этот вопрос у себя, а мы со своей стороны готовы сделать все. Я даю согласие седьмой раз». Это диагноз?

– Это уже отработанный алгоритм ничегонеделания и индикатор состояния нашего чиновничьего аппарата. Чем это объяснить? Отчасти тем, что после многочисленных посадок в результате кампании по борьбе с коррупцией и скандального дела об аварии на ТЭЦ (зимой 2018 года без тепла осталось около 300 тысяч человек, по уголовному делу   проходят многие высшие чиновники, в том числе и бывший премьер-министр) многие аппаратчики предпочитают не высовываться. Такая вот страусиная тактика: вдруг промахнусь, а инициатива может быть наказана. Это полный распад управленческой вертикали.

 Эту проблему придется срочно решать президенту Жээнбекову, без подготовленных кадров стране будет туго. Ликвидация нехватки инициативных, высокопрофессиональных кадров не решается за один-два месяца. Эта проблема не была, возможно, так очевидна, но теперь все обнажилось, вылезло наружу. Президенту нужны новые люди – жадные до работы, готовые к нововведениям, к новым идеям. А пока в чиновничьих креслах, на должностях сидят инертные люди, действующие, вернее, бездействующие, согласно принципу «как бы чего не вышло».

И крайне жаль, что все это вылезло наружу именно в связи с визитом высокого московского гостя. А ведь от этого визита ожидали так много, недаром Сооронбай Жээнбеков назвал его историческим событием для двусторонних отношений.

Беседовал Ринат Файзулин.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here