Теория «Большого сноса»: с принятием закона реновационный список расширяется

Автор: Татьяна БАШЛЫКОВА

Каковы шансы общественности отстоять памятники архитектуры, попавшие в реновационный список?

Большой снос в Москве в рамках программы реновации жилья уже неминуем. Поскольку законодательно закреплен. Между тем общественники в лице «Архнадзора» насчитали в реновационном списке более 450 домов, которые являются памятниками архитектуры или расположены на территории объектов культурного наследия. Городские власти готовы сохранить не более 100 из них. Теперь борьба пойдет в буквальном смысле за каждый дом и улицу.

 

Не сносить, а охранять

Как отмечает координатор общественного движения «Архнадзор» Рустам Рахматуллин, в список подлежащих реновации вошли не только дома периода индустриализации, как прописано в законе. И даже не только дома так называемого переходного периода от «сталинок» к «хрущевкам».  В нем оказались и здания, построенные по индивидуальным проектам в 20—30-е годы прошлого века, и дома, построенные в XIX столетии.

Жителей, которые проголосовали за их реновацию, можно понять: с годами эти здания не становятся более комфортными для проживания, и осознание того, что ты обладаешь квадратными метрами в памятнике архитектуры, удобства в повседневной жизни не добавляет. Судьбы нежилых зданий в такой ситуации и вовсе отстаивать некому. В «Архнадзоре» считают, что заботу о таких объектах власти должны взять на себя. А некоторым уникальным зданиям необходима государственная охрана.

Теория «Большого сноса»: с принятием закона реновационный список расширяется

 

К их числу специалисты относят, в частности, здание, стилизованное в духе раннего классицизма второй половины XVIII века по адресу: ул. Изумрудная, 38. Этот уникальный объект пришелся «не ко двору» в том числе и из-за контраста с новым жилым комплексом, который появился в этом районе и выполнен в совершенно ином стиле.

В числе особо ценных, с точки зрения «Архнадзора», также 4-этажный доходный дом в стиле модерн на Каланчевской улице, построенный архитектором Никифоровым, 3-этажный дом на ул. Руставели, 3 и Метрогородок на Ярославском шоссе. У последнего решили сохранить только одну часть, судьба второй пока не известна. Возмущает общественников и внесение в список домов на Русаковской улице, построенных в 1920—1930 гг. в стиле конструктивизма.

 

«Алмазы в пыли»

Справедливости ради нужно отметить, что во многих исторических зданиях, оказавшихся под угрозой сноса, трудно разглядеть архитектурную ценность. Большинство из них достраивалось и перестраивалось в советские годы, разрушалось в «перестройку», те же памятники конструктивизма на Русаковской пережили пожар в начале 2000-х и сейчас представляют собой не самое эстетичное зрелище.

Рассмотреть за всем этим нагромождением исторические фрески или лепнину может только очень внимательный взгляд специалиста. А обследование на предмет архитектурной ценности многих подобных зданий требует долгой и кропотливой работы. Учитывая стремительность, с которой был принят закон о реновации, специалистам просто не оставили на это времени. И справедливость приходится восстанавливать постфактум.

В «Архнадзоре» тем не менее, настроены оптимистично. И хотя пока удалось обратить внимание мэрии менее чем на четверть изначального списка, общественники считают, что это лучше, чем ничего. И не собираются останавливаться на достигнутом.

Теория «Большого сноса»: с принятием закона реновационный список расширяется

 

Со своей стороны, власти в лице главного архитектора Москвы Сергея Кузнецова обещают кропотливую работу по каждому из спорных объектов и подчеркивают, что реновация не подразумевает обязательного сноса. Здания, представляющие культурную, историческую или архитектурную ценность, ждет реконструкция. Разумеется, с отселением жильцов, если речь идет о жилом доме.

 

Обратная сторона медали

Говоря о судьбе памятников архитектуры в связи с реновацией, многие заметили некий парадокс: жители таких домов выступают в их защиту гораздо менее активно по сравнению с теми, кто отстаивает свое типовое и не представляющее архитектурной ценности жилье. Некоторые юристы и эксперты усматривают в этом весьма меркантильные причины.

Добившись для своего дома статуса архитектурного памятника или объекта культурного наследия, жильцам придется брать на себя повышенную ответственность — за сделанную перепланировку, за кондиционеры на фасадах, которые, возможно, придется убирать или переносить, за хаотично застекленные балконы и прочие внесенные изменения. Причем приводить здание в достойный его статуса вид придется за свой счет.

А за особо злостные нарушения, вероятно, предусмотрят еще и штрафы. Прибавьте к этому постоянный контроль со стороны соответствующих органов — за состоянием подъездов, общедомовых помещений, прилегающей территории — и выяснится, что содержание такого дома будет по карману далеко не всем.

Татьяна БАШЛЫКОВА

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here