RPA 2019: Всеобъемлющая интеграция

Иван Середкин: будущее — за решениями, сочетающими различные подходы к интеграции информационных систем


Система HyperUp претендует на роль единого решения, в котором централизованы различные интеграционные технологии.

Использование современных технологий предъявляет повышенные требования к подходам, применяемым для их объединения в единый цифровой ландшафт. Здесь многие из проблем до сих пор остаются нерешенными. Иван Середкин, директор по развитию HyperUp, представивший разработку своей компании на конференции «Роботизация бизнес-процессов 2019», организованной издательством «Открытые системы», рассуждает об интеграционных технологиях в эпоху цифровой трансформации.

— Эпоха «отдельно стоящих» систем прошла, требованием времени становится интеграция всего корпоративного ИТ-ландшафта. Какие проблемы встают перед компаниями?

Работу крупных предприятий обеспечивают тысячи сотрудников, а их ИТ-ландшафт состоит из десятков систем. Каждое решение предназначено для определенного круга задач: бюджетирование (EPM), управление кадровыми процессами (HR), взаимодействие с клиентами и управление процессом продаж (CRM), управление контентом предприятия и взаимодействием сотрудников (ECM) и т.д. Некоторые системы достигли того этапа развития, когда их возможности закрывают смежные области.

Складывается ситуация, когда уже многие процессы цифровизированы. Даже сквозные процессы, которые требуют интеграции нескольких систем, – уже не редкость. Безусловно, компании только выигрывают от скорости и прозрачности межсистемного взаимодействия. Однако такую ИТ-инфраструктуру сложно администрировать: встает вопрос об оптимизации общей архитектуры, нужны новые подходы к организации процессов.

Еще одна сложность – невозможность масштабирования текущих систем. Каждый второй проект цифровизации сегодня – это замена устаревшего продукта. Системы старого поколения не справляются с нарастающей нагрузкой, их также бывает сложно сопровождать, и они не рассчитаны на тысячи пользователей.

Задачи компаний сегодня не ограничиваются рамками одной организации, нужно выходить на уровень цифрового взаимодействия напрямую с клиентами, поставщиками, подрядчиками и даже с госструктурами.

— Какие подходы к интеграции вы чаще всего наблюдаете? Как они изменились?

Как ни удивительно, но мы все еще встречаем интеграцию на уровне пользователей – неавтоматизированную интеграцию: пользователи перемещают данные между системами через копирование, файлы, почту и другие доступные им средства. Недостатки ручной интеграции очевидны: падает скорость исполнения процессов, часто возникают ошибки в силу человеческого фактора, ценное рабочее время тратится на рутину.

Но чаще встречается другая картина – интеграция информационных систем реализуется по принципу «каждый с каждым». Такая архитектура малоэффективна и со временем ее становится сложно поддерживать: меняются процессы, внедряются новые решения и технологии, количество связей увеличивается, растет сложность интеграции.

Кроме того, современному предприятию необходимо обрабатывать информацию с устройств Интернета вещей. Промышленный интернет (IIoT) позволяет реализовывать сложные сквозные, полностью автоматизированные бизнес-процессы. Такие процессы охватывают множество различных АСУ предприятий и устройств. Это высокий уровень автоматизации, и его невозможно реализовать, используя традиционные подходы: с развитием Интернета вещей точек интеграции станет значительно больше.

Именно с этим связан рост интереса к интеграции с помощью специализированных программных средств, например, шины данных предприятия (Enterprise Service Bus, ESB). Идея программного обеспечения этой категории заключается в распределении сообщений между сервисами с учетом содержания сообщений и конвертации транспортных протоколов и форматов сообщений между источником запроса и сервисом.

ESB-решения позволяют сделать информационную систему предприятия «плоской»: приложения работают именно с шиной, и только через шину они взаимодействуют друг с другом. Таким образом, решается проблема многообразных связей между разнородными приложениями.

— За короткий срок для компаний стали актуальными многие прогрессивные технологии – RPA, Интернет вещей, чат-боты, появилось множество различных облачных сервисов. Считается, что они по умолчанию ориентированы на быстрое внедрение и простоту интеграции. Всегда ли это так?

Технически это действительно так, новые технологии как раз направлены на быстрое внедрение. Активный спрос на них во многом обусловлен быстрым встраиванием в существующий ИТ-ландшафт предприятия, быстрой окупаемостью и возвратом инвестиций в проект.

Однако в гонке за общей эффективностью очень важно не упустить вопросы информационной безопасности, найти время на анализ и устранение уязвимостей, связанных с новыми технологиями.

— На рынке представлены интеграционные решения класса ESB, платформы RPA и Интернета вещей, призванные обеспечить адекватное встраивание систем в корпоративный ИТ-ландшафт. Всегда ли их возможностей хватает, в чем их недостатки?

Самостоятельные интеграционные решения представлены в виде узкоспециализированных систем: ESB – шины данных предприятия (MuleESB, Datareon ESB); MFT – системы управляемой передачи данных для управления файлообменом и организации контроля над ним; RPA – продукты для взаимодействия систем через пользовательский интерфейс (UiPath, Electroneek, Robin); облачные системы, аккумулирующие всю информацию, собранную с устройств Промышленного интернета (Аctility, ThingsBoard).

Каждая из этих систем нацелена на задачи определенного класса. На наш взгляд, в настоящее время в России нет решений, которые позволили бы собрать все подходы к интеграции — ESB, MFT, RPA — в одной системе.

Наиболее распространены ESB-решения, однако при их внедрении часто возникают сложности. В первую очередь, это касается интеграции с «закрытыми» системами, доступ к API которых ограничен в силу требований к информационной безопасности или юридической принадлежности системы к другой организации. Также сложности возникают при столкновении с унаследованными системами, которые были разработаны много лет назад и имеют крайне устаревший API, если таковой вообще имеется. Иногда у системы открытый API, но интеграция с ней стоит настолько дорого, что возможная выгода для заказчика становится не так уж очевидна.

Все перечисленные сложности сходят на нет, если для интеграции используются инструменты RPA. В этом случае с системами взаимодействуют программные роботы. Такой подход реализуем даже с теми системами, интеграция с которыми классическими способами невозможна или нецелесообразна.

— Какой подход предлагаете вы? В чем его принципиальные отличия?

Мы разрабатываем HyperUp для централизованного управления всей подсистемой интеграции. В нашем решении используются возможности классической интеграции через API и интеграции посредством пользовательского интерфейса с применением технологий RPA, а также через взаимодействие с устройствами Промышленного интернета.

В системе на уровне архитектуры предусмотрена возможность передачи данных в больших объемах, что позволяет использовать транзитные файлы данных в рамках технологических процессов и заменить таким образом MFT-системы. Кроме того, в поставку программного продукта будут входить готовые плагины к распространенным на российском рынке корпоративным информационным системам.

Используя наше решение, заказчики смогут добиться сокращения в разы стоимости и скорости подключения новых ИТ-систем к инфраструктуре. Значительно проще будет создавать сквозные межсистемные процессы и анализировать их.

За счет гибкости уменьшится стоимость интеграции с устаревшими и закрытыми системами. Появится возможность управлять устройствами Промышленного интернета непосредственно из информационных систем. Но самое важное – компании получат масштабируемое информационное пространство.

— Как вы видите будущее ИТ-ландшафтов компаний? Какие требования будут к ним предъявляться?

В будущем ИТ-ландшафт компаний изменится за счет применения устройств Интернета вещей. Уже сейчас основной тенденцией на рынке ESB считается синхронизация множества информационных систем и поддерживающих различные протоколы устройств Интернета вещей на одной платформе.

Например, число подключенных устройств увеличится с 8,7 млрд (данные за 2012 год) до 50,1 млрд в 2020 году. Такой рост устройств Интернета вещей будет обусловлен новыми приложениями и бизнес-моделями, а также стандартизацией и снижением стоимости самих устройств.

Расширится и применение ESB с решениями для Интернета вещей и Промышленного интернета, будет развиваться доступ из облака. Согласно открытым аналитическим сведениям, российский рынок Промышленного интернета в 2017 году составил 93 млрд руб., а к 2020 году вырастет до 270 млрд.

На рынке Промышленного интернета значительную долю занимают поставки оборудования, поэтому текущие исследования не позволяют оценить вклад в эту сумму именно программного обеспечения. Можно лишь предположить, что вклад софта значителен, потому что развитие экосистем Промышленного интернета, заставляет лицензиаров и производителей индустриального оборудования включаться в разработку специализированных приложений на базе существующей инфраструктуры. Такие приложения в перспективе повысят мобильность и производительность труда персонала предприятия, а также будут способствовать решению узкоспециализированных задач повышения эффективности.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here