России лучше поспешить с мирным договором: грядет японская «перестройка»

1 мая 2019 года, на следующие сутки после отречения ныне царствующего императора Японии Акихито, на престол взойдёт его сын Нарухито. В стране, которая формально не именует себя империей с 1947 года, произойдёт символическая смена поколений и начнётся новая эпоха, название которой пока держится в секрете. Следует отметить, что император в Японии, как и европейские монархи, не имеет фактической власти, но при этом наделён огромным авторитетом и является в большей степени религиозной фигурой, чем политической. Но именно этот фактор и делает смену персон на троне особенно важным событием.

Нынешняя японская эпоха под названием Хэйсэй (1989-2019) получила репутацию спокойной и стабильной, хотя особенно удачной её назвать сложно. Крах экономики «мыльного пузыря» и «потерянное десятилетие», террористическая атака Аум Синрике, утрата статуса второй страны по размеру ВВП в мире – в пользу Китая, Великое восточнояпонское землетрясение 2011 года и взрыв на АЭС Фукусима – всё это произошло в период пребывания на троне Акихито. При этом Страна восходящего солнца оставалась политически стабильной и привлекательной, успешно экспортирующей продукцию «мягкой силы»: мангу, аниме, j-pop, видеоигры-JRPG. И лишь в начале 2010-х на смену японскому культурному влиянию в Азии пришла «корейская волна».

Именно подъём Кореи, причём как Южной, так и Северной – пусть и в разном смысле, а также восход китайской мощи и усиления некогда периферийной Юго-Восточной Азии, заставили японских политиков постепенно отказываться от установок, господствовавших в период холодной войны. В частности, от чрезмерной опоры на Соединённые Штаты во всех сферах. Император Акихито является большим, даже чрезмерно большим поклонником Соединённых Штатов. Его сын в этом смысле пока не обозначил свою позицию.

России лучше поспешить с мирным договором: грядет японская «перестройка»

Эпоха Хэйсэй сегодня видится японцам застоем, причём далеко не благополучным. А за застоем, как известно, следует перестройка. Некоторые её признаки уже виднеются.

Так, Япония меняет концепцию проведения операций за рубежом, в частности, речь идёт использовании конвертопланов V-22 в рейдах на территории других стран. Изменение обстановки в мире требует других решений. Несмотря на оснащение по последнему слову техники, Силы Самообороны страны по своему статусу больше напоминают национальную гвардию или внутренние войска, чем полноценные ВС. За пределами территории страны они были более ограничены, чем армии большинства известных стран. Но пацифизм вышел за рамки разумного и стал приводить к трудностям. Так, в 2013 году в Алжире погибли 10 японских заложников, захваченных местными исламистами. Два года спустя в Сирии боевики ИГИЛ (запрещён в России) казнили двух японцев. Возникла общественная дискуссия относительно того, нужно ли расширить пределы допустимого для Сил Самообороны на случай захвата заложников в иностранных государствах. И японское общество склоняется к тому, чтобы дать военным такое право.

Вопреки устоявшемуся в некоторых российских СМИ мнению, никакого возвращения к милитаризму в Японии нет. В тридцатых и начале сороковых годов XX столетия военным страны напрямую или косвенно принадлежала вся верховная власть. Роль императора сводилась к участию в церемониальных мероприятиях. В Японии XXI века ничего подобного нет – военные находятся под жёстким контролем гражданских властей и не считаются политических субъектом. Да и восходящий на престол Нарухито не показал себя большим поклонником армии. Тем не менее, происходят перемены, очевидно, и политически и психологически ломающие установки прежней эпохи.

Военно-политические изменения – далеко не единственный показатель того, что грядут большие перемены. Хотя, несомненно, и самый заметный.

О том, какой станет новая эпоха Страны восходящего солнца и её моральные и политические установки, сейчас можно лишь догадываться. Ясно лишь то, что она будет иной. Отречение Акихито символизирует разрыв с прошлым сразу трёх времён: довоенного, военного и, особенно, послевоенного. Высмеиваемая всем миром концепция «политический карлик с большим кошельком» окончательно уходит в историю. Токио всё больше готов использовать не только пряники, но и кнут.

В том числе и в отношении России. Через два года в отставку уходит нынешний глава кабинета министров Синдзо Абэ, хорошо известный в РФ попытками продвинуться на переговорах по мирному договору. Если Абэ не удастся достичь приемлемого компромисса в данном вопросе, то следующий лидер, вероятнее всего, будет куда менее расположен к Москве. Так что на этом направлении нашей дипломатии лучше поспешить.

В более широком смысле, можно ожидать основательную ревизию по всему набору вопросов, включая и актуальные для России темы: Курильские острова, система ПРО, режим нераспространения, рынок СПГ и трубопроводного газа, техническое сотрудничество. А учитывая тот факт, что Япония всё более привязывается к Европейскому Союзу, то есть смысл ожидать непростых отношений с РФ ещё и по этой линии.

Неприятным сюрпризом для Москвы может явиться и возможная интернационализация территориального спора с переходом от двухстороннего формата к многостороннему, где позиции России заведомо слабее, особенно в условиях санкций.

Так или иначе, но символическое начало столь необходимой «перестройки» в Японии весь мир увидит уже через считанные дни. И итогом её станет куда более амбициозная страна, чем та, которую мы наблюдаем сейчас.

Александр Збитнев

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here