Ресурсы — проклятие России

Наука именует «ресурсным проклятием» (или «голландской болезнью») зависимость экономики страны от экспорта каких-либо видов сырья. Чаще всего речь идёт о нефти и газе. Однажды министр нефти Саудовской Аравии шейх Ахмед Заки Ямани грустно заметил: «Лучше бы мы открыли воду». А его коллега из Венесуэлы Хуан Пабло Перес Альфонсо в период высочайших цен на энергоносители оставался пессимистом: «Через 10 или 20 лет вы увидите, что нефть приведёт вас к краху». И ведь как в воду глядел: с 2016 г. ВВП страны падает в среднем на 15% ежегодно, а инфляция превысила 1 000 000%. Конечно, в России такого быть не может, уверено большинство наших сограждан. Всё правильно: наш путь – особенный.

А у нас под боком газ

Эксперты выделяют пять причин венесуэльского дефолта. Речь про сокращение цен на нефть, значительный объём социальных дотаций, не менее крутые расходы на повышение имиджа власти, отсутствие реформ и большую задолженность по кредитам. Разве всё это мимо России? Разве у нас не кормится от казны 30 млн бюджетников? Разве их число в отдельных регионах не доходит до 85% и они не съедают три четверти областных бюджетов? Разве две трети регионов в России не являются банкротами, которые существуют благодаря федеральным подачкам? Разве власть не пускает нам пыль в глаза постоянным переодеванием силовиков, военными парадами и мегапроектами сомнительной эффективности, обогащающими за счёт казны «королей госзаказа»? Разве после принятия Трудового, Земельного и Налогового кодексов в 2001–2002 гг. в стране произошло что-нибудь похожее на экономические реформы?

«Ресурсное проклятие» может проявиться по-разному. Вот, к примеру, Норвегия разумно и ответственно распоряжается нефтяными доходами, а её стабфонд перевалил за триллион долларов. Однако в стране политическая неразбериха: ни одно коалиционное правительство за 20 лет не переизбралось на второй срок. Потому что любой оппонент такого правительства получает в руки термоядерное оружие: мол, посмотрите, сидят на мешках с деньгами, а проблемы народа не решают. Даже в благополучной Норвегии тысячи людей считают, что плохо живут и не понимают азов экономики: в их стране и так самые высокие цены в Европе, а если открыть валютные закрома, то они вообще улетят в космос.

Ведь суть «голландской болезни» в том, что рентные доходы сырьевых отраслей стимулируют рост заработной платы и издержек в прочих отраслях современной экономики. Если в стране много нефти, то какой смысл инвестировать в производство телевизоров? Проще открыть завод в Китае и нанять рабочих в пять раз дешевле. В стране, где власть получила доступ к нефтегазовой ренте, она может купить парламент, силовиков, судей. Нет необходимости налаживать диалог с обществом, пускать в политику кого-то чужого, с кем-то договариваться – правь, как душа пожелает. В конце 1960-х экономика СССР зашла в такой тупик, что политбюро готовилось разрешить премьеру Алексею Косыгину запустить «новый НЭП». Но тут нашли богатейшую тюменскую нефть, и надобность в диалоге со своим народом отпала. А пошла ли нефть на пользу нашей стране – до сих пор большой вопрос.

Ещё на Info-Vsem.Ru: Чем болеет Василий Лановой: как себя чувствует, почему отменили спектакль, что произошло

Ещё в начале XX века считалось, что развитие страны обу­словлено принадлежностью к великим нациям. Но опыт Германии, разделённой на ГДР и ФРГ, показал, что один и тот же народ, помещённый в системы с различным набором институтов, будет выдавать совершенно непохожие результаты. К моменту крушения Берлинской стены западный немец зарабатывал больше восточного в 6–7 раз. А ведь стена простояла всего-то 28 лет! Ныне разница в доходах двух корейцев из Сеула и Пхеньяна ещё более значительна – в 20 раз! Хотя народ разделён не так уж давно – с 1950-х годов. Нужны ли ещё аргументы, чтобы показать важность порядков и отношений? И что может случиться со страной, где у людей нет стимула копить и инвестировать, а производство товаров регулируется не их потребностями, а Госпланом?

Кто-то заметит, что нефтяное изобилие Персидского залива в корне изменило жизнь в Катаре, Кувейте, Эмиратах. Но в соседнем Ираке нефти добывали не меньше, однако американцы, учинившие «Бурю в пустыне» были потрясены бедностью и бесправием большинства иракцев. Режим Саддама Хусейна выстроил институты государства таким образом, что нефтяную ренту присваивала элита, а создания эффективной социалки не велось. Зато на пути предпринимателя к успеху громоздились коррупция, клановость, высокие налоги и силовой отъём бизнеса в пользу приближённых к власти людей. Сами США стали мировым лидером во многом благодаря тому, что первые переселенцы не нашли вокруг Нью-Йорка и Джеймстауна ни золота, ни серебра. Они создали общество на основе демократии и права, которое прекрасно работало. По крайней мере до 1990-х годов.

Нефтяное копытце

А что же Россия? В перестройку СССР экспортировал 17% добываемой нефти. А в XXI веке на внешних рынках продавалось уже до 70% добычи. В брежневские времена, когда нефть вокруг Самотлора била фонтанами сама по себе, доля нефтегазовых доходов в бюджете не превышала 22%,

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here