:

  • 1 Во всем мире терроризм осуждаем, порицаем и наказуем. И только относительно России всё всегда не так однозначно…

О моральном терроре от защитников террористов

↑ Во всем мире терроризм осуждаем, порицаем и наказуем. И только относительно России всё всегда не так однозначно…

О моральном терроре от защитников террористов

На сегодняшний день не осталось ни одной страны, которая бы не пострадала от действий террористов. Терроризм — это чума XXI века, которая несёт в себе такую же опасность, какую в своё время нёс фашизм. И на борьбу с этой заразой сегодня мобилизован весь мир. Вроде как. На первый взгляд.

Однако, стоит чуть пристальнее присмотреться к этой борьбе, как сразу начинает резать глаз и двоемыслие, и двойные стандарты, и избирательность подхода.

В Сирии это было настолько наглядно, что по сей день хочется плеваться. Но когда дело доходит до обсуждения темы террора в России — всё становится ещё гаже.

Дело в том, друзья мои, что жертвы терактов в России в глазах Запада и спонсируемых им правозащитников, — всегда вторичны. Во главу угла западной озабоченности всегда ставится личность террориста и его мотивы. Которые пытаются либо замылить, либо и вовсе оправдать.

Просто для сравнения: вина организаторов теракта в редакции Шарли Эбдо и расстрела гей-клуба в Орландо непререкаема и даже не обсуждается. Никакой правозащитник или СМИ даже вякнуть не посмеют, что французские карикатуристы сами напросились, а подражатель Брейвика пошёл на такой поступок из-за невыносимых страданий, полученных в результате психологической травмы, нанесенной ему новой гендерной политикой правительства США.

С Россией всё иначе. Ублюдки, устроившие теракт в Беслане и Норд-Осте, — борцы за независимость. Сенцов — режиссёр с тонкой душевной организацией и плохим здоровьем. Анархист, подорвавший себя под зданием ФСБ в Архангельске, — просто борец с репрессиями и системой. Крымские татары из «Хизб ут-Тахрир*» вообще мученики, страдающие за любовь и преданность Украине.

«В Крыму проходят обыски у сторонников организации «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами». Об этом сообщает региональное управление ФСБ. Операцию проводят во взаимодействии с подразделениями МВД и войск национальной гвардии. Возбуждены уголовные дела» pic.twitter.com/SEZjLmJhAT

— Юлия Витязева (@Vityzeva) March 27, 2019

В сухом остатке получается, что во всем мире терроризм осуждаем, порицаем и наказуем. И только относительно России всё всегда не так однозначно.

Поджог — уголовная статья. Кстати, Парижский суд признал акциониста из России Петра Павленского виновным в поджоге Банка Франции, приговорив к трем годам заключения. Но «Мемориал» продолжайте отрабатывать свои 5 сольдо и баламутит на ровном месте pic.twitter.com/h7rfKY9Jjd

— Юлия Витязева (@Vityzeva) March 26, 2019

Почему? Потому что террор — это оружие. С помощью которого можно неплохо раскачать ситуацию внутри страны, запугать население и тем самым вызвать волну паники, страха и хаоса. Приятным бонусом идёт провокация недоверия к властям и сомнения в компетентности компетентных органов.

О моральном терроре от защитников террористов

О моральном терроре от защитников террористов

Плюс, законное преследование потенциальных террористов и их симпатиков удачно ложится в канву вытья о российской репрессивной машине и подавлении свободы слова и инакомыслия.

Потому всякие Мемориалы и Радио Свободы не устают выступать на страже интересов каждого, кто готов убить хоть одного россиянина и того, кто имеет за пазухой оправдательные аргументы для убийцы.

И именно по этой причине о «репрессиях» в отношении потенциальных террористов говорят в ПАСЕ и СЕ, а их адвокатов награждают всякими премиями.

Вот только оправдывая террор и становясь на его защиту, пусть даже исключительно в пределах России, все эти люди со светлыми лицами и темными душами становятся не только его пособниками, но и потенциальными жертвами.

Потому что террористу всё равно, кто конкретно станет его жертвой и он не будет вычислять, кто из его мишеней впоследствии может выступить в качестве его адвоката.

Те же члены Крымского филиала «Хизб ут-Тахрир», запланировав теракт, не будут заморачиваться, сколько поющих по ночам гимн Украины жителей полуострова могут пострадать в результате их деятельности. Но если заукраинцам кажется, что тротил смертельно опасен только для русских, то они могут и дальше слать лучи поддержки семьям арестованных террористов.

С анархистами всё ещё проще. Далее — цитата:

«В чем суть статьи псковской корреспондентки «Радио Свобода» Светланы Прокопьевой, уже ставшей причиной уголовного дела об оправдании терроризма и штрафа, присужденного «Эху Москвы в Пскове»?

Прокопьева фактически утверждает, что террор — это ответ на государственные репрессии, а российское государство само виновато в терроризме.

О моральном терроре от защитников террористов

Этот манипулятивный тезис не нов. Впервые в России он был использован 31 марта 1878 года присяжным поверенным Петром Александровым, защищавшим Веру Засулич. Адвокат представил покушение на убийство градоначальника Ф.Трепова как ответ на телесное наказание осужденного по политическому «процессу 21-го» о демонстрации с красным флагом в Петербурге «студента Боголюбова» (на самом деле профессионального революционера Емельянова, однако подлинное имя осужденного и его реальный род занятий стали известны лишь годы спустя). Защита Александрова имела успех, присяжные оправдали Засулич, адвокат стал европейской знаменитостью.

Впоследствии террорист Степняк-Кравчинский сформулировал эту линию защиты в виде афоризма: «Террор — ужасная вещь. Есть только одна вещь хуже террора — это безропотно сносить насилия».

Собственно, почти 40 лет, до 1917-го, интеллигенция этим заветом и руководствовалась, осуждая правительство и сочувствуя террористам. Когда к власти пришли революционеры, интеллигенции пришлось солоно. Очень мало кто из либеральных журналистов или присяжных поверенных 1916 года умер в своем доме от старости.

Однако история учит нас только тому, что еще никто никогда ничему из истории вовремя не научился».

Поучительная история, не так ли? Опираясь на которую и принимая во внимание нынешний западный тренд о том, что террорист в России — это не палач, а жертва, невольно задумываешься об одном. Об отсутствии какой-либо снисходительности не только к тем, кто хочет и готов убивать, но и к тем, кто смеет даже заикнуться о том, что террор в России — это одна из форм борьбы за ее освобождение и какие-то извращённые «великие цели».

И последнее. Если когда-нибудь где-нибудь и от кого-нибудь вы услышите, что террор — это лучший способ добиться каких-либо политических целей и он оправдан стремлением изменить жизнь в России к лучшему, — одной рукой сразу бейте, а другой — вызывайте товарища майора. Просто потому, что если кто-то считает, что массовое убийство — это правильно и по другому никак, то этот индивидуум нуждается в срочной изоляции, профилактической беседе и пристальном надзоре. Пусть лучше он один пару месяцев пострадает от «преследований и репрессий», чем мы в очередной раз всей страной будем оплакивать жертв их «боротьбы».

О моральном терроре от защитников террористов

↑ P.S.

Оставайтесь на линии… Ваш звонок очень важен для нас…А если серьёзно, то вот вам ещё одно доказательство того, что терроризм порицаем, но только не тогда, когда речь заходит о России. pic.twitter.com/9eaf23eKp7

— Юлия Витязева (@Vityzeva) March 29, 2019

*организация запрещена в РФ

Юлия Витязева, специально для News Front

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен

О моральном терроре от защитников террористов

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here