О чем еще предстоит договориться президентам России и Белоруссии

О чем еще предстоит договориться президентам России и Белоруссии

Прошедшую 25 декабря встречу Владимира Путина и Александра Лукашенко, которая была анонсирована белорусским лидером еще в начале месяца, с большим нетерпением ожидали как в Минске, так и в Москве. Это было связано с тем, что в последнее время отношения двух стран вновь стали переживать определенный кризис, связанный с невозможностью сторон прийти к консенсусу по ряду вопросов торгово-экономического характера.

В первую очередь речь идет о так называемом налоговом манёвре в нефтяной отрасли России, который должен завершиться в течение последующих нескольких лет. Из-за постепенного снижения экспортной пошлины на нефть и одновременного повышения стоимости «черного золота» белорусский бюджет, который ежегодно получает доходы с «перетаможки» 6 млн. тонн российской нефти, может потерять в ближайшие годы около 8-10 млрд. долларов. Всего, по словам А. Лукашенко, произнесенным им 14 декабря во время пресс-конференции российским СМИ, республика может лишиться к 2024 г. до 15 млрд. долларов, что вынудило белорусскую сторону потребовать от Москвы компенсации.

Если до декабря нынешнего года в Кремле были готовы обсуждать данный вопрос, ведя переговоры лишь по механизму компенсационных выплат (белорусская сторона предлагала включить их в цену на нефть, а российская – перечислять в виде межбюджетных трансфертов), то после заседания Высшего экономического совета ЕАЭС в Санкт-Петербурге 6 декабря, в ходе которого состоялась открытая дискуссия Лукашенко и Путина по вопросу цены на газ, Москва перестала вести какие-либо переговоры с Минском. Более того, сначала вице-премьер РФ Дмитрий Козак отказался обсуждать компенсации и предоставление скидки на газ «до принятия принципиальных решений о движении в направлении дальнейшей интеграции России и Белоруссии в рамках Союзного государства», а затем и российский премьер-министр Дмитрий Медведев заявил, что данные вопросы будут решаться лишь после того, как стороны придут к общему пониманию того, как дальше будет развиваться СГ.

Позже российский вице-премьер и министр финансов Антон Силуанов, который еще в конце ноября говорил о том, что стороны практически договорились о механизме компенсации, заявил, что Москва и вовсе не обещала Минску что-либо компенсировать, а лишь готова была обсудить возможность этого.

Все последние заявления российских коллег были расценены в Минске как намек на желание России включить Белоруссию в свой состав, а Александр Лукашенко и вовсе заявил, что никогда не продаст независимость страны «за бочку нефти», хотя и отметил, что нефтегазовые вопросы и будут являться основной темой переговоров с Путиным.

Накануне встречи белорусский лидер собрал совещание по актуальным вопросам сотрудничества с Россией, где подчеркнул, что отношения между странами перестали быть братскими и перешли в разряд партнерских. «Уже не говорю «братским государством», потому что, как меня информируют, в России уже это не воспринимается. Якобы пришли новые люди, которым это понятие неприемлемо. Ну что ж, будем партнерами», – сказал он, что только подогрело интерес к тому, что должно было произойти 25 декабря в Москве.

Встреча лидеров состоялась, однако, как показали дальнейшие события, сторонам вновь не удалось прийти к каким-либо принципиальным решениям, а наблюдатели вновь не получили ответы на свои многочисленные вопросы.

В начале встречи стороны выражали довольно сдержанный оптимизм, хотя и не скрывали того, что не испытывают особых надежд на то, что все вопросы удастся решить за один вечер. Владимир Путин заявил, что у стран «есть все основания быть довольными тем, что у нас происходит в двусторонних отношениях» и «необходимо предпринять все для того, чтобы никаких не было сложностей на будущее», так как «нам всегда с вами удавалось находить решение».

При этом российский лидер рассказал об успехах в двухсторонней торговле, отметив рост товарооборота в прошлом году более чем на 23%, а в нынешнем – еще на 12%, хоть и заявил об имеющихся вопросах между партнерами. «При таком большом объеме взаимодействия всегда вопросы возникают. Они лежат, как правило, в сфере энергетики, хотя мы полагаем, что и здесь многое сделано», – сказал он, отметив, «что если мы даже не выйдем на какие-то очередные решения, то мы все-таки договаривались вместе послушать обе стороны, а если договоримся, будет совсем хорошо».

Определенную неуверенность в результатах встречи выразил и А. Лукашенко, по словам которого возникающие проблемы между Москвой и Минском являются естественными и не идут ни в какое сравнение с достижениями наших стран. «Они порой порождаются не здесь, не нами. Мы вовлечены в глобальный процесс, поэтому проблемы, которые складываются в мировой торговле, экономике, политике, военных вопросах, так или иначе касаются нас», – пояснил он и выразил надежду на то, что значительную часть существующих вопросов будут решать правительства двух стран, а не их лидеры. При этом президент Белоруссии также отметил, что «ни у кого нет таких близких и тесных отношений, как у белорусов и россиян», а потому стороны могут договориться, чтобы старые проблемы «не тащить в новый год».

И на этом, как оказалось, официальная часть встречи была закончена. Президенты после того, как заслушали доклады представителей своих правительств, отправились на «рабочий предновогодний обед», который превратился в четырехчасовую беседу за закрытыми дверями. Итогом же переговоров стало лишь краткое известие о том, что президенты намерены провести еще одну встречу до Нового года.

Отсутствие официальных заявлений президентов двух стран в последнее время стало обычным делом в ходе их переговоров. И в этот раз перед журналистами пришлось выступать и объяснять произошедшее представителю правительства РФ. По словам А. Силуанова, лидеры договорились о сближении позиций по вопросу налогового маневра в нефтяной отрасли России и ценообразовании на газ. Для этого будет создана рабочая группа, «которая будет взаимодействовать и состоять из представителей правительства». «Эта рабочая группа будет готовить предложения по нашей дальнейшей интеграции по решению тех насущных вопросов, которые беспокоят правительства наших стран», – сказал российский вице-премьер, отметив, что «мы по вопросу ценообразования на газ должны определиться и, начиная с 2020 года, выработать предложения по формированию цен на этот вид энергии». При этом он воздержался от ответа, удалось ли сторонам договориться по компенсации белорусскому бюджету выпадающих доходов от налогового маневра в РФ.

А. Лукашенко и В. Путин договорились встретиться еще раз до конца года «для принятия решений, которые не терпят отлагательств». «В первую очередь это связано с желанием президента России глубже вникнуть в суть проблем, чтобы найти пути их решения. Дата данной встречи будет согласована дополнительно с учетом графиков глав государств», – заявила пресс-секретарь президента РБ Наталья Эйсмонт. При этом она повторила слова А. Силуанова о том, что среди наиболее актуальных тем, обсуждавшихся на встрече, были вопросы ценообразования на газ, работы белорусского нефтеперерабатывающего сектора в условиях проводимого Россией налогового маневра, а также поставки белорусских продуктов питания на российский рынок. «Как итог – позиции сближены по всем вопросам», – заявила пресс-секретарь, добавив, что «прошедшие переговоры, безусловно, мы можем назвать конструктивными».

В то же время оказалось, что президенты во время встречи один на один «подвергли серьезному анализу договоренности в рамках Союзного государства и их реализацию». «Было отмечено отставание по некоторым позициям и обозначено намерение данные процессы активизировать. Это касается, например, проведения единой согласованной промышленной политики и так далее», – отметила А. Эйсмонт. 

Столь скупые и мало что значащие фразы белорусских и российских чиновников для большинства аналитиков если и не стали неожиданностью, то как минимум заставили в очередной раз задуматься над тем, что же в реальности сегодня происходит в белорусско-российских отношениях. Если в прошлые годы в самом худшем варианте все вопросы удавалось решать на уровне глав государств, пускай и не всегда с выгодой для одной из сторон, то события нынешнего года свидетельствуют об обратном. Более того, все явственнее стало прорисовываться нежелание Кремля взваливать на себя вопросы, которые должны быть урегулированы на уровне не глав государств, а правительств двух стран. И в то же время оказалось, что высшие государственные чиновники сегодня не готовы брать на себя ответственность, предпочитая перекладывать все на плечи президентов. Подобный замкнутый круг существует уже не первый месяц и только осложняет ситуацию, так как любые экономические вопросы, выходя на уровень глав государств, автоматически приобретают политический оттенок. Как следствие, их решение становится крайне затруднительным, что и подтвердили нынешние переговоры в Москве.

Стоит отметить, что, по мнению аналитиков, за столь короткое время, которое осталось до конца 2018 года, стороны вряд ли сумеют найти консенсус, если только решения уже давно не приняты, а все упирается в политическую мотивацию встреч. В последнем случае переговоры В. Путина и А. Лукашенко, если они произойдут, действительно могут стать эпохальными и успокоить горячие головы в Минске и Москве, твердящие о желании России инкорпорировать Белоруссию в свой состав.

Однако и в этом случае ожидать решения всех насущных проблем в белорусско-российских отношениях вряд ли стоит. Впрочем, несмотря на это, необходимо помнить, что подобные встречи в любом случае являются свидетельством того, что стороны готовы слушать друг друга и искать точки соприкосновения. А это в современном мире стоит немало.

Фото http://www.kremlin.ru/

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here