Иран бьёт по имиджу российской дипломатии

Фото:ReutersПока российская и израильская стороны прорабатывают детали очередной встречи лидеров в Москве, власти Ирана решили преподнести им «подарок». Тегеран впервые за долгое время посетил президент Сирии Башар Асад, которого как международные, так и глобальные игроки сейчас активно пытаются склонить к хотя бы частичному политическому и военному разрыву с Исламской Республикой. Вероятно, это существенно повлияет на содержательную часть переговоров Владимира Путина и Биньямина Нетаньяху.Была ли российская сторона в курсе внезапного визита сирийского президента в иранскую столицу, сказать трудно. Однако поводов говорить, что это точно привело её в восторг, нет: Москву в регионе считают силой, способной повлиять на разрастающиеся иранские амбиции в Сирии. Исходя из этого мнения, с Кремлём с такой периодичностью говорят власти Израиля, не раз настаивавшие на немедленном отводе иранских и проиранских формирований от своих северных границ. Нетрудно догадаться, что иранскую тему хотел бы поднять на предстоящих переговорах с президентом РФ 27 февраля и израильский премьер. Однако теперь эффективность российского воздействия на власти Исламской Республики поставлена под сомнение: президент Сирии продемонстрировал, что не только «не слушается» Россию, но и ставит под угрозу и без того небольшие достижения её дипломатического корпуса.

Вероятно, с уважением Асад относится только к одному корпусу — Корпусу стражей Исламской революции (КСИР). Один из влиятельнейших лидеров которого — генерал Касем Сулеймани — лично присутствовал на встрече Асада с духовным лидером Ирана Али Хаменеи и президентом Хасаном Рухани.Подразделения КСИР напрямую участвуют в сирийском вооружённом конфликте и, как утверждают израильские источники News.ru, до сих пор присутствуют в южных провинциях Арабской Республики. В отчётах сирийского официоза говорится, что Асад сердечно поздравил Хаменеи с 40-й годовщиной Исламской революции, в результате которой, по словам сирийского президента, было создано «мощное государство, способное защитить национальные интересы и оказать помощь справедливому делу других народов». Оставить в покое и без того желающую выйти из Сирии Америку лидеры не смогли. SANA сообщает, что Асад и Хаменеи подтвердили: «двустороннее партнёрство позволяет Дамаску и Тегерану успешно противостоять враждебным заговорам», которые, по их мнению, плетут в регионе США и их союзники.При этом аятолла Али Хаменеи расценил как заговор США идею создания буферной зоны в Сирии — идею, которую активно продвигает Турция, а США, также как и Россия, наоборот пытаются заблокировать разными способами: Москва — через активизацию Аданского соглашения, которое позволяет Анкаре итак бороться с терроризмом (в первую очередь — курдским) в Сирии без создания буферной зоны на глубину 30 км, а Вашингтон — через предложение разместить на сирийско-турецкой границе «Элитные силы Сирии» Ахмеда аль-Джарбы (формирования состоят из местных арабов племени шаммар и не входят в состав курдско-арабских «демократических сил Сирии»).Наверное, именно теснота двустороннего партнёрства Сирии и Ирана дала им возможность закрыть глаза на нормы дипломатического протокола и не позвать на встречу главу МИД Исламской Республики Мохаммада Джавада Зарифа. Фотографии, сделанные в ходе переговоров Асада и иранского руководства, говорят о том, что главу дипломатического ведомства так никто и не пригласил. Не исключено, что человеком, который на встрече выполнял роль министра иностранных дел, был генерал Сулеймани, у которого огромный опыт общения с иностранными лидерами, правда, в основном — по вопросам, связанным с боевыми действиями. Так ли это или нет, но считанные часы спустя после сообщения о переговорах Зариф опубликовал в своём Instagram «прощальный» пост, в котором говорится об уходе с должности. Источники аффилированных с КСИР СМИ говорят, что причиной стал именно визит Асада в Тегеран, о котором шефа иранской дипломатии, похоже, даже никто толком не проинформировал.Успех Зарифа как дипломата неразрывно связан с заключением в 2015 году ядерного соглашения, которое известно как Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД). Именно после этого у Ирана появился шанс реабилитировать свою экономику, начав частичный выход из международной политической и экономической изоляции. Зариф считался умеренной политической фигурой, которая делает ставку на улучшение отношений между Исламской Республикой и западными странами, прежде всего США. Не исключено, что его решение сойти с дипломатической арены связано с давлением условно консервативных кругов в республике, которые сложно уличить в поддержке идеи сблизиться с Западом. Наблюдатели полагают, что демарш иранского министра может стать предупреждением Тегерана международному сообществу: после выхода США из ядерного договора его терпение закончилось, и настаёт время ассиметричных и жёстких мер.В некотором смысле «прощальный» пост Зарифа — это ещё и черта под многократными попытками российских представителей повлиять на иранскую политику в Сирии, символ того, что условно консервативные круги постепенно одерживают победу над реформистами и технократами в Иране. А это означает, что и без того хрупкий военный баланс в Арабской Республике может пошатнуться: иранские консерваторы вряд ли будут считаться с тем, что беспокоит Москву на сирийском фронте. РФ придётся запастись терпением в разговорах с израильской стороной, которая ещё не раз припомнит российскому руководству его обещания.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here