Игнатов: отказ от Минских соглашений обернется катастрофой

Директор Московского Центра Карнеги Дмитрий Тренин в своей статье «Контурная карта российской геополитики: возможная стратегия Москвы в Большой Евразии» предложил отказаться от Минских соглашений и найти другие способы урегулирования конфликта в Донбассе, чтобы быстро нормализовать отношения с Украиной и Западом.

Он считает, что «надежды Москвы на благоприятную для РФ смену руководства в Киеве и „большую сделку“ с Вашингтоном, а также на то, что на основе Минских соглашений может быть осуществлено урегулирование на Востоке Украины, нереалистичны». По его мнению, Кремль должен прекратить поддержку ДНР и ЛНР, вывести всех желающих из Донбасса в Россию с предоставлением гражданства и договориться с украинскими властями о передаче контроля над территориями. После этого, полагает Тренин, Москве следует договориться о признании Киевом российского суверенитета над Крымским полуостровом, после чего «российские границы в Европе вновь будут полностью признаны международным сообществом».

Такая постановка вопроса — отказ или пересмотр Минских соглашений— не нова, учитывая тот факт, что их имплементация давно находится в тупике.

Киев, безусловно, удовлетворил бы односторонний уход России из Донбасса, который обязательно будет представлен украинскими властями как триумфальная победа новой Украины и оправдание всей предшествующей политики. Что касается Запада, то он изначально рассматривал мирные договоренности как «дорожную карту» ухода России из Донбасса и в принципе, если бы Россия согласилась «уйти», не требуя от Украины выполнения ее части обязательств, ни Вашингтон, ни Париж, ни Берлин, скорее всего, не были бы сильно против.

Однако в этой идее есть несколько известных «но», которые делают такую линию поведения для Кремля нерациональной, рискованной и неприемлемой.

Во-первых, выполнение Минских соглашений (и принуждение Киева к их имплементации вместе с Западом) является вопросом политического престижа для президента Путина. Если Кремль признает, что Минские соглашения не могут быть выполнены, это нанесет удар по позициям российской власти на международной арене в целом и на постсоветском пространстве в частности. Россия покажет, что не в состоянии обеспечить выполнение выигрышных для себя договоренностей и может сдать назад под внешним давлением, даже если будет руководствоваться при этом чисто прагматическими соображениями. В свою очередь, готовность Кремля повышать ставки в других конфликтах, отстаивая свои интересы, а также удерживать текущие линии обороны будут поставлены под сомнение. После «ухода» из Донбасса, многие на Западе, да и в России вздохнут с облегчением, но кто после этого поверит в то, что поведение Кремля невозможно изменить в принудительном порядке?

Во-вторых, даже не работающие Минские соглашения остаются выгодными для России, и их выгодность усиливает тот факт, что они признаются и Западом, и Украиной, и одновременно никто не может от них отказаться, учитывая привязку санкций к их имплементации. Принимая во внимание сильные обязательства, которые взяла на себя Украина в Минских соглашениях (закрепление в Конституции особого статуса, амнистия, статус русского языка), Россия сохраняет возможность оказывать пусть и ограниченное, но влияние на украинскую внутриполитическую повестку и решения Запада относительно геополитического выбора Украины. В результате отказа от Минска-2 и тем более исхода русскоязычных граждан Украины из Донбасса у России фактически не останется инструментов для влияния на Украину, в частности не останется рычагов поддерживать и все еще фактическую нейтральность Украины (у Киева до сих пор нет никаких формальных гарантий безопасности со стороны Запада).

В-третьих, первые и вторые Минские соглашения зафиксировали определенный исход конфликта на Востоке Украины. Отказаться от них — значит признать, что победители займут место проигравших и что Киев и Запад не выиграли конфликт военным путем, но выиграли его дипломатическим, создав невыгодные условия для России. А это тоже сильный удар по престижу Кремля.

В-четвертых, возвращение Донбасса без всяких условий вероятнее всего приведет не к усилению благожелательного настроя Запада в отношении статуса Крыма, а лишь усилит давление на Россию по этому вопросу. Кроме того, резонен и вопрос о том, какие у Киева будут мотивы признавать российский суверенитет над полуостровом после одностороннего ухода России из Донбасса? Размен Крыма на Донбасс также не представляется в настоящий момент возможным, учитывая реалии украинской внутренней политики.

В-пятых, опять-таки принимая во внимание выгодность Минских соглашений для России, отказ от них или их пересмотр должен быть для Кремля очень выгодной сделкой, не менее выгодной, чем сами Минские соглашения, и не только влечь за собой отмену санкций и снятие вопроса по Крыму. Как представляется, российские власти будут рассчитывать на что-то большее как в отношениях с Украиной, так и в отношениях с Западом, что, в свою очередь, последние гарантировать или обеспечить не могут, как и в случае с Минскими соглашениями. А поэтому участие в таких переговорах для Кремля является сейчас потерей времени.

Поэтому все перечисленные, известные и ни раз повторявшиеся на разных площадках, аргументы делают дискуссию об отказе от Минских соглашений в данный момент непродуктивной. Несмотря на все издержки, требование выполнения Минска для Кремля остается более выгодной позицией, чем стратегия «ухода» без всяких условий.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here